Мнение

ВОССТАНИЕ МАСС

Вот вам очень символическая история про белорусские выборы.

Ещё до своей шокирующей посадки кандидат Бабарико давал интервью порталу ТутБай, в котором, в частности, сказал:

«Мне кажется, что мы забываем, что ни в одной стране мира, почитайте книгу «Восстание масс», ни один диктаторский режим не может удержаться, если у него нет электорального большинства. Он может удержаться краткое время на крови, только на крови».

Реакция последовала незамедлительно. Новость от еврорадио:

«Магазин OZ.by убрал из каталога книгу «Восстание масс» испанского философа Хосе Ортеги-и-Гассета (на сайте написано — «филосова», но мы будем надеяться, что это опечатка). С утра 24 июня книгу невозможно найти в каталоге на сайте площадки… Другая интернет-площадка — Wildberries.by — возвращает деньги покупателям, которые пытаются заказать «Восстание масс»».

Ну, неизвестно, можем принять на веру, что тираж действительно кончился. Но если это реакция сверху, то выглядит жутко идиотично, конечно.

А ещё идиотичней то, что книга Ортеги-и-Гассета ни в коем случае не посвящена вопросам восстания и удержания власти диктаторскими режимами.

Она — о тотальном распространении в двадцатом веке «человека массы», усреднённого антропологического типажа с зауженным кругозором и пониженной рефлексией, неспособного адекватно осмысливать и преобразовывать окружающую действительность.

Резюмируем: те, кто убрал книгу из магазинов, явно её не читали. Явно не читал её и кандидат Бабарико: если бы читал, то знал бы, что Гассет как раз опровергает как обман и иллюзию то самое «электоральное большинство», считая, что активная роль может принадлежать лишь активному избранному меньшинству. Избранному не электоратом, но судьбой:

«Она (масса) существует для того, чтобы её вели, наставляли и представительствовали за неё, пока она не перестанет быть массой или, по крайней мере, не начнёт к этому стремиться. Но сама по себе осуществлять это она неспособна. Ей необходимо следовать чему-то высшему, исходящему от избранных меньшинств».

Но бог с ним с Гассетом, не то главное, прав он был и ли не прав, но то, что его старинные рассуждения — это уже классика, которая должна бы быть известна любому культурному человеку. Мы же, ещё раз подчеркну, имеем следующее:

А. Альтернативный кандидат ссылается на известного философа, не просто не будучи знакомым с его философией, но приписывая ему мысли, попросту противоположные тем, которые этот философ высказывал;

В. Официальные безальтернативщики, якобы, моментально изымают из продажи труды философа, даже не потрудившись узнать, о чём они на самом деле;

С. Публика готова всё это с придыханием обсуждать, при том что об исходной теме — книге Гассета — всё так же не имеет никакого понятия, как не имеет никакой потребности ознакомиться с исходником.

То есть истина даже не скрывается — она попросту никого не интересует.

В этом неважном, книжном и частном эпизоде отражается весь могучий сон разума, в который погружена белорусская предвыборная компания. А значит, чудовища им будут порождаться тоже исключительно могучие.

И неважно, кто победит — человечество, как говорится, проиграет. Потому что критический уровень неадекватности уже взят.

Разумеется, нас ставят перед альтернативой: или—или. Старая хитрость демократии, даже в нашем топорном исполнении: выбирать (ну или делать вид, что выбираешь) из уже предложенного ассортимента. Как там в старой песенке пелось? Я его слепила из того, что было, а потом, что было, то и полюбила.

Не знаю, что лучше — едва скрипящий, но неизменно ужесточающийся с полицейской стороны патернализм, с которого, как листья по осени, тихо облетают социальные гарантии, — или карго-либерализм разлива самых непуганых — с тотальной приватизацией, эмиграцией и безработицей, преодолеть которую предполагается, продавая друг другу драники. На самом деле, всё это очень грустно.

Однако ж, сошедшись друг с другом в предвыборном азарте, поклонники двух топовых кандидатов агрессивно выясняют, кто из этих двух более любим.

Ну давайте поговорим об этой схватке и её драматических проявлениях последнего времени.

Как мне кажется:

1) больше двенадцати лет на руководящем месте одному человеку сидеть не стоит, если он не Фидель Кастро и не Марк Аврелий;

2) следует в тюрьме сидеть тому, кто ворует в особо крупных размерах;

3) но если в тюрьму сажают топового кандидата аккурат к выборам, то в таком правосудии неминуемо и обоснованно появляются сомнения — даже если обвинение справедливо, то чего ж оно столько времени лежало под сукном?

4) за то, чтобы выбрать банкира, ранее прямо, а теперь завуалированно толкающего социал-дарвинистские идеи, разумно ратовать людям с уровнем доходов определённо выше среднего, и смешно ратовать тем, по ком этот самый социал-дарвинизм прокатится как каток;

5) за освобождение невинного сидельца, хоть банкира, хоть блогера, хоть учителя танцев, незазорно ратовать любому сердобольному человеку, если он твёрдо убеждён в невиновности оного сидельца;

6) а тому кандидату, кто сразу ставит на ОМОН, поддержка энтузиастов вряд ли так уж важна;

7) страна и регион в тупике, кругом завалы, о том, как выбираться, понятия не имеет никто, и выборы при любом исходе — только фаза сползания (точно так же в соседней России: обнулись, не обнулись напуганный шаманом Путин — неважно, результат так или иначе заведомо плох);

8) если идёт схватка чуждых вам сил, к примеру, номенклатуры и капитала, — вы вовсе не обязаны играть на какой-то из сторон по придуманным не вами правилам;

9) тот самый гассетовский «человек массы», сиречь стадный человек, прибивается к стаду, человек сознательный поступает согласно собственным выверенным принципам и мнениям, даже если толку от них, как от писка комара — всё равно это почётнее, чем участвовать во всеобщей энтропии;

10) скажу более: не твоя война — не воюй. 

Ну а если твоя — бей в барабан и потрясай знаменем, конечно. Главное, чтобы решение об этом было сознательным

А книжку «Восстание масс», пользуясь случаем, неплохо бы почитать.


Владимир Мироненко