В мире неспокойно

«Арабская весна» возвращается? Что стоит за событиями в Алжире

Эту североафриканскую страну ныне потрясают миллионные демонстрации против действующего президента Бутефлики

На стыке цивилизаций

Алжир – одна из немногих стран Северной Африки, которую не затронули арабские «революции» 2011 года. Первая из них произошла в соседнем Тунисе, затем восстания начались в Египте, Ливии, Сирии и других странах. В Алжире уличные волнения начались еще раньше – в декабре 2010 года. Но власти смогли их нивелировать.

В чем секрет ее тогдашней прочности? И почему она зашаталась сейчас?

В 2014 году автор статьи посещал эту страну. Алжир – страна нетуристическая, и скорее – закрытая для иностранцев. При том что исторические памятники в городе Алжир – завораживают.

Тут и петляющие по горному склону таинственные, запутанные переулки средневекового района «Касба», ставшего «героем» не одного культового фильма. Здесь и величественный католический собор «Черной Богоматери», и изысканный дворец турецкого паши.

При ближайшем рассмотрении страна производит противоречивое впечатление – пласт вполне себе европейской культуры сочетается с фундаментом исламской цивилизации. Но кажется, именно исламизм тут сегодня на подъеме. Если большинство мужчин еще одеты по-европейски, то множество женщин — в хиджабах. Впрочем, хватает и бородачей в длинной, до пят, белой одежде. Кругом – мечети, с минаретов которых периодически доносятся пронзительные призывы муэдзинов.

Помимо традиционного ислама, в Алжире наблюдается рост религиозного радикализма. За неделю до нашего визита в горах Атласа был похищен и убит французский исследователь. Поэтому организаторы конференции, в которой мы участвовали, не рекомендовали нам ходить по одному – даже днем.

Автор все же периодически «уходил в отрыв» — чтобы лучше понять среду. Блокпосты и военные с автоматами здесь на каждом шагу. Стены городской тюрьмы, например, напоминали настоящую крепость.

Вся история Алжира последних десятилетий – весьма непростая. Любопытно, что некогда эта африканская страна и Беларусь фактически граничили. Правда, в составе империй – Речи Посполитой и Османской Порты.

Но если власть турецких султанов здесь очень скоро стала носить почти номинальный характер, то вырваться из объятий Французской империи оказалось сложнее. 9 мая 1945 года, когда весь мир праздновал победу над нацизмом, французские власти устроили здесь резню восставших патриотов. Надо сказать, что Алжир долгое время был оплотом вишистов.

Алжирскому народу пришлось выдержать многолетнюю кровавую борьбу с оккупантами, прежде чем добиться независимости. В борьбе с европейскими колонизаторами в 1950-1960-х годах погиб миллион алжирцев. Во многом, жертвами карателей становилось мирное население. В дополнение ко всему, Алжир стал площадкой для французских ядерных испытаний.

В грандиозном музее освободительной борьбы в Алжире показаны орудия пыток и фотографии многочисленных жертв западноевропейских колонизаторов.

Алжирский социализм и перестройка с исламистским лицом

В 1962 году Алжир завоевал независимость. К власти пришел Фронт национального освобождения (ФНО), все эти годы шедший в авангарде вооруженной борьбы. ФНО был социалистической организацией, объединившей в своих рядах представителей различных левых течений.

Первый президент независимого Алжира Ахмед Бен Бела установил дружеские отношения с СССР. Советским людям это запомнилось прежде всего дешевым вином «Солнцедар», на которое было переработано большое количество алжирских фиников, испортившихся в пути.

Но в целом «алжирский путь» к социализму был отличным от советского. Многие в ФНО полагали, что подлинное социалистическое общество может быть основано только на общественном самоуправлении, а не на всевластии бюрократии.

В Советском Союзе впоследствии звучало немало критики, говорилось о проникновении в окружение Бен Белы «троцкистских» советников. В то же время участником национально-освободительного движения в Алжире был Франц Фанон, абсолютизировавший вооруженные формы борьбы в «третьем мире» и ставший кумиром многих левых радикалов.

Впрочем, в скором времени Бен Бела был отстранен от власти. А эксперименты по введению рабочего самоуправления на предприятиях объявлены «левачеством». В 2003 году, после возвращения в Алжир из многолетнего изгнания, Герой Советского Союза Ахмед Бен Бела старался представить себя исламским деятелем и сторонником демократии.

К 1980-е годам в Алжире началась своя «перестройка». После начала горбачевских реформ в СССР АНДР стала развивать отношения с консервативными мусульманскими режимами. В стране усилилось влияние исламского капитала и шариата.

Оживлением частнособственнических отношений и кризисом левой идеологии не минули воспользоваться фундаменталисты. В скором времени исламские интегристы развязали гражданскую войну. Она сопровождалась террором с обеих сторон, но армия в ней одержала верх.

С тех пор, именно военные стали гарантом светского пути развития Алжира. Собственно говоря, ранее так было в Турции, Ираке и многих других странах Востока, сейчас военные отстранили от власти «братьев-мусульман» в Египте.

Волнения 2010 года в Алжире не были подавлены. Скорее, властям и протестующим удалось договориться. Военное положение, введенное в 1992 году, было отменено.

С 1999 года страну бессменно возглавлял президент Абдель Азиз Бутефлика – «беспартийный» кандидат, поддержанный военными.

Социалистические эксперименты тут были уже давно свернуты, но роль государства в обществе оставалась довольно значимой. Поддерживалась сфера образования и здравоохранения, страна старалась проводить независимый внешнеполитический курс.

В то же время была сильна ее связь с бывшей метрополией – Францией. Французский язык, наряду с арабским, по-прежнему широко распространен среди городского населения.

Алжир – светское государство, но с сильными исламскими традициями. Тут ограничена торговля алкоголем, вы не найдете даже в столице дискотек или ночных клубов. Кстати говоря, тут очень трудно поменять валюту – для этого надо идти в государственный банк, писать заявление и пройти целую процедуру. Национальная валюта, алжирский динар, к вывозу из страны запрещена.

В Алжире нашли убежище многие беженцы из Ливии и Сирии – в частности, дочь Муаммара Каддафи. В период «арабских весен» военным удалось удержать контроль над ситуацией.

При этом политическую систему Алжира нельзя назвать откровенной диктатурой. 

В стране действуют профсоюзы и оппозиционные политические партии. «Умеренная оппозиция» даже имеет отдельные депутатские мандаты. Но законодательством строго запрещено всякое финансирование из-за рубежа. 

Прозападные НГО с их грантами в Алжир, как правило, не пускают. Политические партии получают на выборы финансирование от государства.

Но вот и в Алжире снова начались массовые протесты.

Арабские рабочие Советы и алжирское Учредительное собрание

С марта этого года страну охватили многомиллионные демонстрации. Все началось из-за намерения Абделя Бутефлики вновь баллотироваться на президентский пост. С 2013 года престарелый президент прикован к инвалидной коляске, и очевидно, за этим решением стояло его ближайшее окружение, не желающее терять влияние.

Но на самом деле, причин для выступлений – гораздо больше. При алжирской модели бюрократического капитализма в стране высок уровень безработицы, особенно среди молодежи, не хватает жилья и растут цены. Дискриминацию испытывает кабильское меньшинство.

В течение нескольких недель марта огромные массы народа выходили на улицы.

Идет ли речь об очередном «переиздании» пресловутой «арабской весны»? Или – о чем то другом?

На самом деле, в разных арабских странах события 2011 года имели разное значение и последствия. В Тунисе авторитарное правление сменилось относительно демократическим режимом, а исламистам не удалось подчинить себе общество.

В Египте народное негодование снесло Мубарака, чем не преминули воспользоваться умеренные исламисты. Но затем «политические качели» пошли обратно и вернули к власти светских военных.

В Сирии и Ливии массовые демонстрации переросли в гражданскую войну, в результате чего обе страны были ввергнуты в кровавый хаос и фактически перестали представлять из себя государственные субъекты.

Топовые СМИ предпочитают освещать происходящее в Алжире в духе либеральной риторики. И берут интервью в основном у представителей оппозиционных политических партий, изображая их лидерами протестов.

Но события в Алжире, похоже, носят несколько иной характер. Как сообщают очевидцы, демонстранты специально подчеркивают, что за их протестами не стоят никакие внешние силы. Манифестанты несут лозунги «Здесь не Сирия и не Ливия, здесь — Алжир».

Некоторые наши респонденты из Алжира говорят и о том, что демонстранты выгоняют представителей различных политических партий, стоявших слишком близко к власти. С настороженностью воспринимают и исламских радикалов, которые, безусловно, стремятся использовать это массовое движение в своих целях. Шествия проходят преимущественно под национальными флагами Алжира.

В движении принимает активное участие алжирский рабочий класс, что происходит вопреки воле коррумпированного руководства профсоюзов. С начала марта в стране проходят забастовки в поддержку демократических требований. При этом часть рабочих активистов выдвигают лозунги установления не либеральной модели, а «прямой демократии».

Ее опорой должны стать собрания жителей и комитеты рабочих, которые выдвигая делегатов снизу, на уровне района, города, «уиллая» (департамента) сформировали бы систему самоуправления. Рабочие активисты также пытаются привнести в повестку дня вопрос об Учредительном собрании, которое бы и определило будущую модель государственного устройства Алжира.

Разумеется, нынешнее протестное движение в Алжире весьма разнородно. В нём участвуют самые широкие городские слои – рабочие, служащие, мелкие торговцы и предприниматели разного уровня. Естественно, что представители буржуазных слоев хотели бы ограничить размах движения установлением формальной демократии, а также провести масштабную приватизацию госсектора.

Но всех участников протеста объединяет недовольство сложившейся системой, когда власть и собственность концентрируется в руках узкой привилегированной группы бюрократии, военных и связанного с ними крупного бизнеса.

Долгое время протесты удалось нивелировать под предлогом того, что в результате к власти могут прорваться исламские радикалы. Теперь, кажется, эта схема не работает.
Абдель Бутефлика вынужден был заявить, что он не будет переизбираться на пятый президентский срок.

Однако уличные протесты не стихают, а, кажется, – усиливаются. В минувшую пятницу многотысячный митинг в Алжире потребовал отставки действующего президента. Кто перетянет чашу весов – нынешняя бюрократия и олигархия, исламская и либеральная оппозиция, или – трудящиеся Алжира, покажет ближайшее время.

P.S 1 апреля в администрации президента Бутефлики заявили, что он уйдет в отставку досрочно. На минувшей неделе командующий Национальной народной армией дважды заявил о необходимости признать президента недееспособным решением конституционного суда. Срок президентских полномочий Бутефлики должен истечь 28 апреля. Безусловно, что за этим решением военных стоит давление демонстрантов


Юрий Глушаков