УКРАИНА

[Таймер-Одесса] 2 мая: мифы и заблуждения

К годовщине поджога одесского Дома профсоюзов 2-го мая 2014-го считаем важным напомнить читателям о событиях того трагического дня. Статья одесского журналиста Юрия Ткачева. Чтобы не забывали.

Прошло вот уже пять лет с тех пор, как 2 мая 2014 года в центре Одессы трагически погибли полсотни людей. За это время мы узнали о трагедии довольно много. До формирования полной и последовательной картины случившегося ещё далеко.

Но можно, по крайней мере, опровергнуть ряд заблуждений и мифов, появившихся в первые дни после трагедии и распространённых в массовом сознании до сих пор. А если не опровергнуть, то хотя бы привести определённые соображения насчёт того, насколько обоснованы те или иные версии случившегося. Именно этим сегодня и хотелось бы заняться.

1. На самом деле погибших было больше

Очень многие люди до сих пор убеждены в том, что 2 мая погибло куда больше, чем 48 человек, но власти пытаются скрыть истинное число погибших, чтобы уменьшить масштабы трагедии.

Возникновение и распространение подобных мифов объясняется естественными свойствами массовой человеческой психики. Почти каждая трагедия, связанная с массовой гибелью людей, порождает подобные убеждения — достаточно вспомнить пожар в ТРЦ «Зимняя вишня» в Кемерово, где погибли 60 человек, однако в СМИ и социальных сетях активно циркулировали слухи о 150, 200 и более погибших.

В случае со 2 мая этот миф оказался весьма живучим именно потому, что власти делали всё, чтобы избежать утечки информации о трагедии. До сих пор (!) списки погибших не опубликованы официально.

То, что с лёгкостью может найти в интернете любой желающий, является результатом разного рода утечек из правоохранительных органов, а также последующей аналитической работы журналистов — в том числе и сотрудников ТАЙМЕРА. Мы на 100 % уверены в достоверности данного списка, однако в его появлении, повторимся, нет никакой заслуги властей, которые фактически сделали всё для того, чтобы создать благодатную почву для мифотворцев.

Тем не менее сегодня, спустя пять лет после трагедии, можно со всей определённостью сказать: жертв не было значительно больше, чем было заявлено официально.

Почему я так считаю? Посудите сами. У каждого человека есть друзья, родные, соседи, коллеги по работе. Если человек пропадает, особенно во время столь резонансных событий, его непременно станут искать: обращаться в правоохранительные органы, писать в социальные сети, просить о помощи СМИ — так, как это бывает, к примеру, в случае пропажи детей, пожилых людей и тому подобного, с чем мы сталкиваемся едва ли не каждый день.

В нашем случае ничего такого не было. На сегодняшний день нам не известно ни об одном человеке, который бы пропал 2 мая 2014 года и с тех пор не нашёлся тем или иным образом.

Все разговоры о том, что власти, мол, могли каким–то образом «отобрать» среди погибших одиноких людей, до которых никому нет дела и которых никто не станет искать, тем более неуместны. Отсортировать «одиноких и ненужных» с целью дальнейшего сокрытия их тел в первые часы после трагедии, когда даже личности большей части погибших ещё не были установлены, невозможно при всём желании.

Отдельно хотелось бы остановиться на цифре в 70-80 погибших, которая часто мелькает в СМИ и которую мне неоднократно озвучивали люди, обладающие доступом к определённого рода закрытой информации. Взята она из журнала морга за 2 мая 2014 года, но ведь это не только погибшие в результате боёв на Греческой и пожара в Доме профсоюзов, а все, кто в этот день расстался с жизнью в Одессе, включая жертв ДТП, других несчастных случаев, актов бытового насилия и тому подобного.

Мы, конечно, не можем категорически отрицать, что одно или два тела действительно могли «затеряться» и не попасть в общий список. Однако существенное сознательное занижение числа жертв трагедии практически невозможно. А скорее всего, жертвами 2 мая действительно стали 48 человек — не больше и не меньше.

2. Вооружённые «куликовцы» напали на мирных «евромайдановцев», которые просто пришли посмотреть футбол

В этой популярной среди оправдывающих случившееся 2 мая конструкции есть сразу 3 элемента, один из которых является правдой, второй — полуправдой, а третий — откровенной ложью.

Правда: инициатива в смысле нападения действительно принадлежит активистам Куликова поля. Именно они пришли к месту сбора активистов Евромайдана, а не наоборот, что и стало причиной столкновений. Оспаривать данный факт не приходится.

Более сложный вопрос — каковы были мотивы как рядовых участников похода, так и (и это самое важное) его организаторов? К сожалению, полноценных и всеобъемлющих ответов на эти вопросы у нас пока нет.

Ложь: активисты Евромайдана в момент начала столкновений были безоружны. С учётом обилия фотографий и видеозаписей, даже удивительно, как подобный миф смог просуществовать столько времени. Уже с первых минут активисты Евромайдана не менее активно, нежели их соперники, применяли не только дубинки и камни, но и огнестрельное (вероятно, травматическое) оружие. Об этом свидетельствует, к примеру, хотя бы это видео.

На других записях можно видеть, что многие «евромайдановцы» имеют при себе противогазные маски, защитные элементы (налокотники и наколенники) и тому подобное. Присутствовала на месте и «Самооборона Одессы» практически в полном составе и в полной боевой экипировке, которую «на футбол» обычно всё–таки не берут.

Более того, первые ранения, похожие на огнестрельные, появляются именно у активистов Куликова поля: так, около 15:50, почти сразу после начала стычек, возле здания Русского театра один из них получил проникающее ранение живота — то ли пулей, то ли поражающим элементом самодельного взрывного устройства.

Его передали врачам скорой помощи, установить, как его звали и что с ним случилось дальше, автору не удалось. Правда, первым госпитализированным в тот день является, вероятно, всё–таки «евромайдановец» Игорь Б., получивший взрывную травму около 15:20.

Приведённые выше факты ставят под большое сомнение третью часть утверждения: что на 2 мая у активистов Евромайдана не было иных планов, нежели мирное шествие и совместный просмотр футбольного матча.

Имеется по крайней мере несколько свидетельств того, что в тот день активисты планировали ликвидировать те палатки на Куликовом поле, которые остались после отъезда на мемориал 411 батареи членов «Одесской дружины» — одной из двух наиболее многочисленных фракций движения.

В то же время о подобных планах, по всей видимости, были оповещены далеко не все присутствовавшие на Соборной площади: в таком случае там не было бы такого количества женщин, пожилых людей и детей, которых с собой на силовую акцию обычно брать не принято. Иными словами, мы имеем дело с ситуацией, когда участники событий имели различные планы и мотивы.

В истории трагедии 2 мая мы столкнёмся с подобным ещё не единожды.

3. На Греческой площади «куликовцы» убили шестерых «евромайдановцев»

Это утверждение обычно идёт как бы «в комплекте» с первой легендой, но, в отличие от неё, является ложью от начала и до конца.

Да, на Греческой площади и в её окрестностях в ходе уличных боёв в тот день действительно погибли шесть человек. Но лишь один из них точно был активистом «Евромайдана» — это Игорь Иванов. Второй погибший, Андрей Бирюков, также, по всей видимости, получил ранение, находясь в рядах «евромайдановцев», что в принципе позволяет отнести его к их числу.

Четверо же остальных погибших находились по другую сторону линии баррикад: это «куликовцы» Евгений Лосинский (получил смертельное ранение и скончался в больнице), Александр Жульков, Николай Яворский и Геннадий Петров. Двое из них погибли от ранений крупной картечью, Петрова убила пуля калибра 5,6 миллиметров от патрона кольцевого воспламенения — такие используется в спортивных (например, биатлонных) и некоторых охотничьих винтовках.

Кто убил этих людей? Полной ясности на этот счёт также нет.

Официальной версией является то, что Иванова убил «куликовец» Виталий Будько по кличке «Боцман» — тот самый человек, который запечатлён на многих фото и видео с предметом, похожим на автомат Калашникова, а точнее, АКСУ. Действительно, Иванов погиб от ранения пулей калибром 5,45, и именно такими пулями стреляет АКСУ и гражданские карабины на его базе.

Однако сам «Боцман» утверждает: его автомат стрелял холостыми и вообще никого не мог убить.

Версию «Боцмана» многие считают ложью в попытках оправдаться. Так называемая «Группа 2 мая» даже выпустила специальное видео, посвящённое этой проблеме и якобы доказывающее, что Будько стрелял боевыми.

В качестве аргументов члены группы используют два утверждения. Во–первых, холостой патрон от автомата Калашникова, дескать, имеет специфическую форму гильзы, тогда как в том месте, откуда вёл огонь Будько, нашли гильзы обычной формы.

2 мая: мифы и заблуждения

Во–вторых, из автомата Калашникова, мол, нельзя стрелять холостыми патронами в полуавтоматическом режиме, т. е. без ручного взвода затвора после каждого выстрела — точнее, можно, но лишь при наличии специальной насадки на ствол, которой на оружии «Боцмана» не было.

Эти доводы не стоят выеденного яйца. Во–первых, существует так называемый имитационный патрон 5,45 7Х3, который выглядит точно как настоящий, но вместо пули у него — пластиковая насадка, разрушающаяся в процессе выстрела. Гильза такого патрона визуально ничем не отличается от боевого.

2 мая: мифы и заблуждения

Во–вторых, специальная насадка для стрельбы холостыми в полуавтоматическом режиме требуется лишь обычному, боевому оружию. Однако на рынке весьма распространены так называемые холощёные автоматы, подвергшиеся дополнительной доработке специально для того, чтобы стрелять холостыми как в полуавтоматическом, так и в автоматическом режиме — очередями. Видео стрельбы из них широко распространены в интернете.

Интересно, «эксперты» «Группы 2 мая» не знали о существовании патронов 7Х3 и холощёных автоматов или сознательно «забыли» о них в своём стремлении обязательно привязать «Боцмана» к убийству Иванова?

К слову, у правоохранителей есть способы проверить, какими патронами стрелял «Боцман». В их распоряжении имеется достаточное количество отстрелянных гильз, и с помощью определённых исследований подтвердить или опровергнуть слова Будько они могут. Но почему-то не спешат это делать.

Как бы там ни было, именно Будько-«Боцман» пока остаётся главным подозреваемым в убийстве Иванова, и останется им до тех пор, пока мы не получим достоверных доказательств того, что 2 мая на Греческой площади присутствовали другие люди с оружием, способным стрелять патронами калибра 5,45.

Что же до второго погибшего, которого принято относить к «майдановцам», Бирюкова, то он был убит пулей от мощного пневматического пистолета или винтовки. Причём по данным криминалистов, пуля эта попала в него, уже будучи изрядно деформированной в результате рикошета или пролёта через препятствие.

Мог ли он, с учётом вышеизложенного, стать случайной жертвой, причём, не исключено, что от огня своих же? В теории — да. Можем ли мы утверждать на этом основании, что его убили не «куликовцы»? Нет.

В настоящий момент нет даже подозреваемых в убийстве Бирюкова — ни следствие, ни «независимых расследователей» это, похоже, не интересует. Автору этих строк пока также не удалось найти на фото или видео человека с оружием, из которого могла быть выпущена такая пуля с той или иной стороны баррикад.

Но я продолжаю работать над этим, и буду признателен за любую помощь.

4. Погибших в Доме профсоюзов отравили газом

Версия об использовании в Доме профсоюзов боевых отравляющих веществ популярна как с той, так и с другой стороны конфликта: среди сторонников Евромайдана хватает тех, кто утверждает, что, мол, российские спецслужбы людей «специально заманили в здание», чтобы там отравить, а затем свалить их смерть на Украину.

В качестве газа, которым якобы отравили людей в здании, чаще всего называют фосген.

В пользу этой версии приводятся самые разные аргументы: позы погибших, тот факт, что они «умерли мгновенно», чего «не может быть при пожаре»… Однако и эти аргументы также разбиваются о неподлежащие сомнению факты.

Во–первых, боевые отравляющие вещества не являются оружием избирательного поражения. Будучи применёнными в большом и к тому же сильно негерметичном (выбитые окна) здании, они неизбежно не только отравили бы погибших, но и нанесли вред и выжившим, и даже людям, находящимся вне здания, у которых бы тоже наблюдались характерные симптомы. То есть, мы имели бы целую группу людей с симптомами несмертельных отравлений такими веществами, что не укрылось бы от глаз врачей. Но ни о чём подобном нам неизвестно.

Во–вторых, мгновенную (или по крайней мере очень быструю) смерть отравляющие вещества удушающего действия не вызывают. Например, пресловутый фосген в реальных условиях обычно убивает своих жертв лишь через несколько часов после применения. Подобных случаев также нет.

В–третьих, большинство таких веществ имеет характерный запах (у фосгена, к примеру, это запах гнилых фруктов, у иприта — запах чеснока), который чувствуется даже при сравнительно небольших концентрациях. В случае их массированного применения, такой запах ощущали бы все, кто находился в здании, и часть тех, кто был снаружи, причём это был бы один и тот же запах. Об этом участники событий также не сообщают.

В–четвёртых, наконец, боевые отравляющие вещества обычно тяжелее воздуха, что обусловлено самой логикой их применения: они должны держаться у земли, а не улетучиваться вверх. В случае их применения можно было бы ожидать, что погибших на нижних этажах будет больше, чем на верхних. Мы же наблюдаем иную картину: на первом этаже не погиб никто, на втором найдено одно тело, на третьем — 5 трупов, на четвёртом — 9 и на верхнем, пятом этаже — 15. То есть, распределение тел по высоте здания нехарактерно для применения отравляющих веществ и, напротив, очень характерно для поражающих факторов пожара.

Список аргументов против «газовой» и, в частности, «фосгенной» версии можно продолжать, однако я искренне надеюсь, что читателям будет достаточно и этого.

Вместе с тем следует отметить: определённые ядовитые газы имеют непосредственное отношение к гибели многих людей в Доме профсоюзов. Но они не были занесены туда специально, а выделялись естественным образом в ходе горения различных пластмасс и других подобных материалов.

5. Людей в Дом профсоюзов специально заманили, чтобы они погибли

Ещё одна популярная легенда: дескать, лидеры Куликова поля специально приказали своим сторонникам занять оборону в здании, чтобы их там убили и их смерти можно было взвалить на Украину вообще и «евромайдановцев» в частности.

Сторонники этой версии говорят: не было, дескать, ни единой причины пытаться держать оборону в Доме профсоюзов, ведь можно было просто разойтись по домам, и никто бы не пострадал. Значит, всё это было чьим–то зловещим планом. Отчасти эти доводы звучат даже логично. Но только отчасти.

Во–первых, далеко не все люди, которые находились на Куликовом поле в тот момент, когда стало известно о выдвижении на площадь «евромайдановцев», зашли в здание. Многие — порядка 2/3 — присутствующих действительно разошлись по домам, и лишь меньшинство оказалось внутри Дома профсоюзов.

Во–вторых, отступление с Куликова поля вовсе не было таким безопасным занятием, как некоторые пытаются утверждать. Об этом свидетельствуют, в частности, протоколы осмотра выживших потерпевших.

К примеру, в протоколе осмотра Марата У. значится, что около 19:00 2 мая у Куликова поля он был избит группой неизвестных, получив в результате сотрясение мозга. Такая же судьба, там же и в то же время, постигла Вилена И. и Александра Г. Около 20:00 неподалёку от Куликова поля был избит Александр А.: били основательно, сломали левую ногу. Алексея Д. избили, да ещё пырнули ножом в ногу, случилось это возле железнодорожного вокзала: пытался «безопасно уйти домой» — не дошёл.

Юлии М. досталось ещё сильнее: били по голове, сломали нос и правую челюсть; попытка «просто уйти домой» закончилась почти двухнедельным пребыванием в больнице. Максиму С. повезло ещё меньше: он получил удары ножом в живот и шею, находился на грани жизни и смерти из–за большой потери крови.

Список людей, которые рассчитывали спастись, покинув Куликово поле, но были пойманы и избиты, довольно длинный, так что говорить о том, что тем, кто решил «просто разойтись» ничего не угрожало, нельзя. Другое дело, что они остались живы; многим из тех, кто решил остаться, повезло меньше.

Во–вторых, неправильно рассуждать с высоты нашего знания о случившемся о том, какое решение следовало принять людям в тот день. Мы знаем, что случилось, они не знали этого и не могли знать.

Более того, достаточно сложно ожидать здравомыслия и рассудительности от людей, находящихся в откровенно стрессовой ситуации. Для того чтобы читатели могли оценить способность людей на Куликовом поле здраво принимать решения, приведём такой пример: узнав, что на площадь движется агрессивно настроенная толпа, «куликовцы» начали… пытаться перегородить площадь баррикадой из предметов, имевшихся в лагере.

Можно ли считать данное действие разумным? Вряд ли. Даже на первый взгляд понятно, что всех палаток, поддонов, скамеек и прочего не хватило бы даже на то, чтобы перегородить Куликово поле с одной стороны, не говоря уж о том, что такая баррикада никак не помешала бы нападавшим зайти с фланга или с тыла.

Вероятно, идея отсидеться в здании выросла из намерений руководства Куликова поля спрятать внутри Дома профсоюзов наиболее ценное лагерное имущество: светодиодный экран, электрогенератор и тому подобное. Очевидно, что часть людей восприняли это как сигнал к тому, чтобы занять здание с целью его дальнейшей обороны.

По словам очевидцев, процесс развивался достаточно стихийно, и многие из тех, кто изначально планировали покинуть площадь, в итоге оказались в здании из чувства солидарности с остальными. К примеру, так поступил Алексей Албу, ранее активно призывавший людей расходиться. Это — к вопросу о «лидерах Куликова поля, которые обманом заманили в здание людей, а сами скрылись».

Существует, правда, видео, на котором над площадью звучат усиленные мегафоном призывы «Все в здание! Все заходим в здание!».

Имя человека, их озвучивавшего, известно: это соратник Валерия Каурова Юрий Трофимов. Он также окажется в Доме профсоюзов, останется жив и впоследствии уедет в Россию.

Но и называть Трофимова тем, кто «заманивал людей внутрь» также будет неверно. К тому моменту большая часть людей уже находилась в здании и так, а оставшиеся снаружи занимались возведением оборонительных сооружений — в частности, печально известной баррикады в главном холле. Фактически, возгласы Трофимова звучали в связи с появлением на площади первых групп сторонников Евромайдана: их следует понимать скорее как призыв к тем, кто решил обороняться в Доме профсоюзов, занять свои позиции.

Как бы ни было соблазнительно для многих списать трагедию на злой умысел со стороны недругов, детальное изучение фактов в данном случае не позволяет это сделать.

6. Дом профсоюзов подожгли сами «куликовцы»

Первыми авторами этой крайне удобной для сторонников Евромайдана теории следует считать сотрудников пресс-службы ГУ МВД в Одесской области: впервые она была озвучена в официальном сообщении, появившемся на сайте ведомства уже 3 мая.

Дескать, пожар произошёл из–за того, что некие хулиганствующие молодчики ворвались в Дом профсоюзов, залезли на крышу и принялись бросать в прохожих бутылки с зажигательной смесью, одна из которых случайно и подожгла строение.

Правдоподобность этой версии предлагаю читателям оценить самостоятельно. До сегодняшнего дня она дожила в несколько модифицированном виде: мол, известно, что «куликовцы» бросали в своих оппонентов «коктейли Молотова», и — кто знает? — не один ли из них стал причиной пожара?..

Предполагать можно много чего. Достоверно же известно нам следующее: первоисточником пожара стала та самая баррикада у дверей центрального холла Дома профсоюзов. Именно её горение и породило последующие трагические события.

У нас достаточно фото и видеозаписей, свидетельствующих о попытках «евромайдановцев» поджечь данную баррикаду. В ход шли не только бутылки с зажигательной смесью, но и, к примеру, подожжённые покрышки: забрасывание одной из них в двери здания запечатлено на видео. Вы определённо не станете бросать куда–то горящую покрышку, если не хотите это поджечь.

Наличие у, по крайней мере, части активистов того, что языком уголовного производства называется умыслом на поджог, отрицать нельзя.

Можем ли мы предполагать, что, несмотря на все их активные попытки поджечь здание, подожгли его всё же сами «куликовцы»? В теории — да. На практике такое предположение можно назвать достаточно искусственным и противоречащим банальному принципу «бритвы Оккама». Тем более, что нет никаких объективных подтверждений данной гипотезы.

Излюбленным доводом авторов теории самоподжога является знаменитое видео, на котором в окне одного из кабинетов Дома профсоюзов видна мощная вспышка пламени.

Что именно мы видим на этом видео, для автора этих строк является загадкой. Однако с уверенностью можно утверждать, что вспышка эта не имела отношения к дальнейшему развитию событий: первичный очаг возгорания был один, и располагался он не в том кабинете, а в холле.

Более того: лично я склонен считать, что на видео запечатлено отражение какого–то сполоха снаружи здания. Дело в том, что после пожара я побывал и в этом, и в соседних кабинетах, и не обнаружил там каких-либо признаков того, что там вообще что–либо горело.

7-8. «В Доме профсоюзов «майдановцы» убивали «куликовцев»» VS «После начала пожара «майдановцы» всё бросили и занялись спасением своих врагов»

Появление обеих этих теорий также очень логично. Первая отвечает естественному, как мы уже говорили, желанию человеческой психики представлять себе трагические события ещё ужаснее, чем они были на самом деле.

Вторая же является не менее естественной попыткой «евромайдановцев» оправдать действия своих сторонников, никакого оправдания не заслуживающие. При этом обе версии основаны на реальных фактах, хотя эти факты и интерпретируют шире, чем следует.

Действительно, после начала активной фазы пожара многие «евромайдановцы» бросились спасать запертых в горящем здании людей. Именно эти люди, в частности, подтащили к Дому профсоюзов остатки стоявшей на Куликовом поле сцены, которую использовали вместо импровизированной лестницы для спасения людей с верхних этажей.

Другие бросали находившимся в здании «куликовцам» верёвки, пожарные шланги и другие предметы, с помощью которых те могли спуститься вниз. Это — было, и отрицать этого нельзя.

2 мая: мифы и заблуждения

Но были и другие — например, те, кто продолжал бросать в здание бутылки с зажигательной смесью, те, кто избивал спасённых товарищами из здания людей и тому подобное.

Более того. Были и те, кто вошёл в уже потушенное здание и устроили там настоящую охоту на выживших. И это тоже зафиксировано в протоколах осмотра пострадавших.

Так, были избиты внутри Дома профсоюзов или возле него уже после ликвидации пожара Владимир Я., Константин М., Юрий Т., Сергей Д. и другие. У всех у них помимо ожогов тела и/или дыхательных путей обнаружены также черепно–мозговые травмы и другие повреждения, некоторые из них прямо заявили, что были избиты неизвестными в Доме профсоюзов после пожара.

В ряде случаев люди, доставленные с такими же травмами, не смогли или не захотели сообщать, при каких обстоятельствах их получили, в других случаях анамнез, т. е. опрос больных вообще отсутствует — возможно, потому, что пострадавшие находились без сознания.

Есть повреждения, указывающие на возможный насильственный характер смерти и у некоторых погибших. Так, в сети нередко можно встретить утверждения о том, что Анна Вереникина, найденная в странной позе на столе в одном из кабинетов в Доме профсоюзов, была задушена.

Признаков этого судмедэкспертиза не нашла, зато обнаружила крупную гематому на затылке, образовавшуюся, согласно выводам эксперта, в результате удара тупым предметом в направлении сверху вниз. Определить, могла ли она после такого удара сохранять сознание, возможным не представляется, однако если это всё–таки произошло, то это может объяснить странную смерть Вереникиной, которая погибла от отравления продуктами горения на втором этаже, став единственной погибшей, обнаруженной в этой относительно безопасной в пожарном смысле зоне.

Если Анна Вереникина действительно лишилась чувств, то она попросту была не в состоянии облегчить своё положение, например, подойти к окну, чтобы вдохнуть свежего воздуха или что–то в этом духе, и задохнулась.

Вместе с тем следует отметить, что в настоящий момент нет оснований утверждать, что кто–то из погибших на Куликовом поле скончался в результате целенаправленно нанесённых «контактных» травм, то есть, проще говоря, был убит активистами непосредственно. И это опровергает вторую часть обсуждаемого мифа: бить — били, но убивать — не убивали.

Легенды, мифы и заблуждения, бытующие в обществе в связи с трагедией 2 мая, не исчерпываются теми, которые мы только что рассмотрели. К сожалению, материал и так получился достаточно объёмным, так что на этом мы, пожалуй, прервёмся.

И в завершение просим читателей не спешить верить разного рода конспирологам, а прежде всего думать своим умом и сопоставлять гипотезы с фактами — хотя это и сложно, и особенно сложно в случаях, если эти гипотезы отвечают вашим собственным надеждам и ожиданиям.


Юрий Ткачёв timer-odessa.net