Ретро-клуб Полиграфыча

Правильный «Беларус на варце»

Ретро-клуб Полиграфыча представляет статью "На варце", опубликованную в газете Известия 24 февраля 1927-года. Очень комплиментарно о национальном строительстве в территориальных частях Белорусской ССР.

(от нашего белорусского корреспондента)

— “Увага!”

Растянутые в цепи бойцы настораживаются, крепче сжимают винтовки, замирают в ожидании дальнейшей команды после произнесенного командиром на родном для красноармейцев белорусском языке слова “внимание”.

Советская Белоруссия имеет свои национальные территориальные части. Из них, имеющих боевые традиции полков Красной армии, защитивших от белополяков в конце 1920 г. подступы к столице Белоруссии, сформировались, выросли и с каждым днем крепнут и закаляются на передовом форпосте Советского Союза белорусские части.

Это поистине маленькая красная национальная армия, со своими местными бытовыми особенностями, родным языком, но крепко спаянная единым уставом со всей многонациональной, пролетарской Красной армией.

Из округов Белоруссии рабоче-крестьянский молодняк вливается в свои родные роты и полки. Здесь на месте, почти у себя дома, обучается он военному делу, чтобы в нужную минуту здесь же, у себя, защищать каждую пядь своей родной, обильно политой кровью земли.

Это делает белорусские дивизии, расположенные на границе, особенно колоритными.

Ежегодно в кадровый состав частей на короткий срок прибывают переменники. Переменник — это живое тело дивизии. От него зависит ее крепость и сила.

И что же: территориальные сборы дают стопроцентную своевременную явку, большую организованность. Не являются на сборы разве только больные. Месяц казарменной и лагерной жизни и учебы, и переменник обновляет свои военные знания, снова научается метко попадать в цель, снова готов к бою.

Последний территориальный сбор дал особенно хорошие результаты: командный состав сумел рационально использовать короткий срок обучения и хорошо подготовил бойцов.

Несмотря на сокращенный отпуск патронов, результаты попаданий гораздо лучше, нежели в прошлом году. На маневрах переменники в знании дела, в боевых приемах, в отваге почти не уступали кадровым бойцам.

Не только боевую, но и политическую и культурную подготовку — крепкую, основательную — получает в дивизии на своем родном языке белорусский переменник.

В казарме, в палатке, на поле, на ночевке в деревне, — он у себя дома. Он слышит разъяснения на родном языке, читает белорусские газеты, слушает лекцию о сельском хозяйстве Белоруссии.

Белорусская дивизия пополняется не одними только белорусами. Немало в частях евреев. Есть поляки и великоруссы. Попадаются латыши и литовцы.

Исключительный, невиданный образец! Каждая национальность имеет в полку свою библиотеку, свой национальный уголок, свои плакаты и лозунги на родном языке. Время от времени происходят собрания красноармейцев по национальностям для обсуждения вопросов нац-строительства. На каждые шесть красноармейцев-поляков выписывается польская газета, на каждые шесть красноармейцев-евреев — еврейская газета. В лагерях, расположившись на траве, красноармейцы-евреи слушают политрука, ведущего политчас на еврейском языке…

В белорусских частях командный состав — белорусский. Из белорусской объединенной военной школы в дивизию ежегодно вливаются новые кадры командиров, превосходно подготовленных, горячо преданных делу трудящихся.

И понятно: из окончивших в этом году объединенную школу — 30% рабочих, 44% крестьян-бедняков, 10% середняков, 11% батраков, 74% окончивших школу — белорусы, 5% — евреи. Есть и поляки.

В ТЕМУ:  КАК ПРОСЛАВИТЬ ВОЖДЯ. О рукоделии в политике

На белорусский язык переводится военный устав. Рапорты, частично команда, разъяснения даются на белорусском языке. Между командирами и красноармейцами тесная спайка. На учебе — суровая дисциплина.

На отдыхе, в клубе, казарме — гармошка, залихватская песня, общая культурная работа. Командир ведь в большинстве свой брат-крестьянин, порой бедняк, порой земляк из одной же деревни.

Командиры-переменники в деревне — первая культурная сила. Никого так охотно крестьяне не выбирают на советскую и общественную работу. Командиры-переменники — во главе, руководители кружков военных знаний, спортивных организаций, ячеек Осоавиахима, тиров, военных уголков.

В городах, там, где полки, эту работу ведут кадровые командиры. Они в Авиахиме, они во главе кружков военных знаний. А таких много в Белоруссии. К примеру: командиры из белорусской дивизии руководят в Минском округе 49, в Борисовском — 24 кружками при профсоюзах. Так тесно, неразрывно связаны белорусские части с городом и деревней.

Невелик срок пребывания переменника в дивизии. Но крепки и неразрывны связи его с частью. Из деревни в часы досуга шлет переменник приветы своим боевым товарищам, пишет корреспонденции в свои красноармейские стенные газеты, обращается к командиру за советом, просит выполнить поручение, жалуется на непорядки.

Переменник спокоен: командир сделает все, что можно. Он и не забудет вызвать переменика-безлошадника, чтобы по дешевой цене снабдить его бракованной лошадью…

…Некогда пьяной ватагой уходила из деревни на службу молодежь. С воем и плачем провожали сыновей старухи.

С песнями и знаменами идут теперь на сборы переменники, идут недалеко — в ближайший город, ненадолго — на недели.

И старик-отец, приезжая на базар, заглядывает к сынку, привозит ему в подарок сало. Отец в казарме — свой человек: радушно встретят, пригласят на доклад, дадут совет, помогут в деле… И этим еще более крепки белорусские части. Ее корни глубоко врослись в белорусскую деревню.

Ее щупальцы везде, — в каждой деревеньке, в каждом поселке, до самой польской границы.

Каждый день в частях «вартовые» (часовые) докладывают:

— Товарыш командзір, на даручанай вам роце у такім та часе вартаваньня ніякіх здарэнняу не было…

«Вартовым» можно поверить: белорусские части Красной армии зорко стоят на «варце», на — страже, Советской Белоруссии.

Г. Григорьев

P.S Полиграфыча

На момент написания статьи в СССР действовала военная доктрина Михаила Васильевича Фрунзе. Нормальная доктрина для страны у которой нет ни денег ни толковой оборонной промышленности (Более-менее массовый выпуск собственных танков наладили только в этом самом 1927-м).

Недостаток всего предполагалось компенсировать всеобщим военным обучением по месту жительства и энтузиазмом. В случае нападения врага страна должна была превратится в большой партизанский лагерь, где на фоне лесной вольницы оперирует небольшая кадровая Красная Армия.

По задумке, ребята, о которых идет речь в статье - потенциальные партизаны. Отсюда смычка с деревней, усиленная политработа и национальное строительство как важные элементы.

Индустриализация тридцатых позволила Красной Армии получить бронированные кулаки. И появился веский повод это сделать - победа в доброй половине Европы фашистских т.е. крайне-антикоммунистических сил, намекала на то, что война будет страшной и народно-партизанской армией тут не обойтись.

Нужен был универсальный и мобльный солдат, способный отправиться воевать хоть на Линии Маннергейма, хоть на Халкин-Голе. 

И хотя рудименты "территориальных частей" сохранились в виде стрелковых, кавалерийских и прочих кружков Осоавиахима , но "национальному строительству" в новой армии места не оставалось.