История

ПЕРВОМАЙ – БОРЬБУ ЗА СВОИ ПРАВА ВЫБИРАЙ

В июле 1889 года конгресс социалистического Интернационала постановил отмечать 1 мая во всем мире демонстрациями за 8-часовой рабочий день и другие улучшения жизни.

Пробуждение сил

В то время признанным центром международного рабочего движения являлась Франция.

Французская республика была «красным» островком посреди парламентских и самодержавных монархий. В июле 1889 года в Париже праздновали 100-летие Великой Французской революции, и одновременно здесь же состоялся первый конгресс нового Интернационала.

Стояла ужасная жара. Уставшие делегаты уже завершали свою работу, когда представитель Америки по фамилии Буш предложил учредить день борьбы за сокращение рабочего дня.

С этой идеей согласились все – но по поводу даты начались споры. Предлагались варианты: день взятия Бастилии, провозглашение Парижской Коммуны, упразднение Национальным Конвентом монархии во Франции.

Остановились на 1 мая. Почему?

Американцы сообщили, что на 1 мая 1890-го у них уже намечена манифестация в память о событиях мая 1886-го года.

Тогда сотни тысяч рабочих начали забастовку за 8-часовой рабочий день. 1 мая полиция и частная охрана расстреляли стачечников в Милуоки, убив 9 человек, и рабочих в Чикаго у завода Мак-Кормика – 6 погибших.

4 мая на площади Хаймаркет в Чикаго начался мирный митинг, однако полицейские сделали несколько выстрелов по собравшимся. После чего взорвалась бомба, убившая и смертельно ранившая 8 полицейских.

В ответ полиция открыла огонь по толпе, убив и ранив десятки безоружных людей.

Согласно общепринятой версии, бомбу в полицию кинул провокатор.

8 анархистов были приговорены американским судом к смертной казни. Характерно, что количество осужденных к виселице точно совпало с числом погибших полицейских.

Из-за начавшихся в США, Франции и других странах протестов троим смерть в петле заменили тюремным заключением. Анархист Линг покончил с собой в заключении. Шпис, Парсонс, Фишер и Энгель были повешены во дворе чикагской тюрьмы в ноябре 1887 года.

Через шесть лет приговор в их отношении будет признан необоснованным.

Предложение американцев поддержали французские социалисты, уже устроившие в мае 1888-го года крупную манифестацию в Бордо.

Таким образом в качестве международного дня классовой солидарности было учреждено 1 мая. В резолюции говорилось, что капитализм ведет к «политическому угнетению рабочего класса, его экономическому закабалению, физическому и моральному вырождению».

Кроме привязки к трагическим событиям в Чикаго в 1886 году делегаты конгресса в Париже выбрали эту дату еще по одной причине. В первый майский день, когда просыпаются силы весенней природы, придавленные тяжелым трудом люди также пробуждаются к жизни и борьбе. Борьба за свободу становиться их праздником.

Любопытно, что анархисты во главе с Себастьяном Фором тоже участвовали в конгрессе. Тогда социалистический Интернационал представлял еще не чисто политическую организацию, а объединение и партий, и профсоюзов.

В работе парижского конгресса участвовали и российские делегаты – например, старый социалист-народник Петр Лавров, также проповедующий полу-анархистское видение коммунитарного социализма. Были русский марксист Плеханов и польский социалист Бек.

Первый бой

К первому Первомаю 1890 года обе стороны – организованное рабочее движение и буржуазные государства, готовились словно к генеральному сражению.

В Германии предприниматели обещали уволить всех, кто выйдет на демонстрацию. Тюрьма Шпандау была переполнена превентивно арестованными, а берлинский гарнизон получил боевые патроны.

Заседавшие в рейхстаге социал-демократы боялись, что демонстрация сорвет намеченную на сентябрь отмену «чрезвычайных законов против социалистов» и приняли штрейкбрехерскую резолюцию.

Но все равно — в четверг 1 мая 1890 года во всех крупнейших городах Германии десятки тысяч пролетариев бросили работу и вышли на демонстрации. Как сообщает исследователь рабочего движения Андре Россель, хозяева увольняли манифестантов, но в ответ начались стачки солидарности.

В Вене накануне 1 мая было введено осадное положение, но тем не менее и там 150 тысяч рабочих вышли на улицы. Впрочем, в столице Австро-Венгрии демонстрация проходила в изысканном венском стиле – пролетарии собрались в парке Пратер, гуляли, пили пиво в ресторанах и слушали народную музыку.

Педантичные англичане 1 мая работали. Зато в воскресенье 4 мая они собрали в Гайд-Парке невиданный рабочий митинг в полмиллиона человек!

В Бельгии 1 мая забастовало 100 тысяч горняков.

В Париже официальная делегация из нескольких депутатов в трехцветных лентах и бывшего участника Парижской Коммуны Тиврие, прошла в парламент и вручила требования трудящихся. Но вот демонстрантов к Елисейскому дворцу не пустили.

Буйные анархисты были недовольны таким «соглашательством». И вскоре радикальная часть демонстрации, вооруженная палками и ножами, вступила в бой с полицией. В ответ их атаковала конная гвардия с саблями наголо.

Какого цвета были жилеты на тогдашних парижских радикалах – история умалчивает. Но журналисты зафиксировали, что шедший во главе бунтарей здоровенный детина, бешено крутивший палку в руках, был подпоясан красным кушаком. Кстати, анархисты тогда использовали именно красные знамена.

1 мая 1890 года Рим был объявлен на осадном положении, но все равно часть рабочих забастовала, произошли также столкновения с полицией. Забастовки и демонстрации прошли в Барселоне и еще в 40 городах Испании.

В США состоялся ряд митингов, а забастовавший профсоюз плотников добился победы – заветного 8-часового рабочего дня. Но уже в следующем году лидер АФТ и предатель рабочего класса по совместительству Самуэль Гомперс «сольет» празднование 1 мая в Штатах.

Сложнее всего было провести Первомай на территории Российской империи. Эмигрант Георгий Плеханов, выступая на конгрессе 1889 года в Париже, не голосовал за резолюцию о 1 мая – по его мнению, это было невозможно. Но будущий оппортунист, в то время – первый русский марксист, уже тогда – ошибался…

Восстание пролетариата

В Российской империи любая демонстрация расценивалось как «опасное скопище» и могла быть расстреляна войсками и полицией.

Если в манифестантов тогда запросто стреляли на либеральном Западе – что уж говорить про автократическое российское государство. Любые профсоюзы и политические партии при монархии были запрещены, а участие в них могло закончиться, в лучшем случае, несколькими годами сибирской ссылки.

После разгрома «Народной Воли» всякое свободомыслие в России было придушено. Но вот полностью подавить революционное движение на национальных окраинах так и не удалось. Красное первомайское знамя впервые было поднято в Царстве Польском…

Эта часть Речи Посполитой, после наполеоновских войн окончательно отошедшая к Российской империи, переживала период бурного капиталистического развития. И к концу XIX века она стала крупным центром рабочего движения.

Как в Прибалтике и Украине, в Беларуси и на Кавказе, социальный гнет здесь перемешивался с национальным и образовывал в ответ протестную «гремучую смесь».

Несмотря на непрекращающиеся репрессии, в подполье продолжала действовать Польская социально-революционная партия «Пролетариат» и Союз Польских Рабочих. Член последнего Ю. Бек был делегатом парижского конгресса Интернационала, объявившего 1 мая пролетарским праздником.

Если «Пролетариат-II» (на рубеже 19-20-го веков в Польше партия Пролетариат умирала и возрождалась трижды — прим. ред.) увлекался экономическим и политическим террором, то Союз Польских Рабочих выступал за массовые формы борьбы и самый тесный союз с русскими революционерами.

Польские социалисты из «Пролетариата Малого» и Союза Польских Рабочих и организовали в 1890 года первое первомайское выступление в Российской империи.

1 мая 1890 года в Варшаве забастовали 1-я и 5-я железнодорожные мастерские линии Варшава-Вена, металлургический завод Санши и фабрика Ортвайна.

Солдаты и полиция усиленно патрулировали улицы. Несмотря на это, рабочие собрались в своих кварталах и на площади Святого Александра. Происходили стычки с патрулями, много людей было арестовано.

В тот же день на варшавских улицах появились революционные прокламации – впервые за много лет в Российской империи заработала нелегальная типография. Часть прокламаций была отпечатана на немецком языке с призывом к немецким рабочим присоединяться к их братьям по классу.

Всего в Варшаве тогда забастовало 10 тысяч рабочих.

Кустодиев Б.М. «Первомайская демонстрация у Путиловского завода». 1906

Белорусский Первомай

Беларусь, наряду с Царством Польским, также являлась одним из крупных центров рабочего движения. Первые маевки в Минске и Гомеле состоялись уже в 1895 году. Крупными центрами рабочего движения были Гродно, Белосток, Витебск, Двинск, Могилев, Бобруйск, Мозырь и другие города и местечки.

Посмотрим на динамику первомайских выступлений в Гомеле.

1 мая о 1897 года здесь отметили на конспиративной квартире. Но в следующем году маевка прошла уже открыто.

Правда, гомельские пролетарии демонстрировали свою солидарность – на воде. Около 50 человек съехались на лодках на середину Сожа. С речью к приплывшим сознательным рабочим обратился Петр Карпович, представитель Гомельского социал-демократического комитета. Через два года Карпович, правда, присоединиться к более боевым эсерам и будет стрелять в царского министра образования Боголепова.

Ходовой был способ (Орешкин В.Г. «Маёвка»)

В 1899 году в Гомеле забастовали железнодорожники, стачку подавили войска из Бобруйска. В мае 1900 года в Гомеле прошла крупная забастовка с требованием 8-часового рабочего дня. За городом, в районе деревни Прудок, прошло собрание, в котором приняло участие несколько сот рабочих.

1 мая 1901 года в Гомеле встретили уже уличной демонстрацией – несмотря на то, что повсюду дежурила полиция с палками и тогдашние «воронки» – полицейские кареты.

Столяр Хаим Живов поднял Красное знамя, после чего конная и пешая полиция атаковала собравшихся. Первое мая в Гомеле, одним из первых в Российской империи, сопровождалось лозунгом «Долой самодержавие!». Еще местных обывателей, как невиданная дерзость, поразил тот факт, что в первомайской демонстрации участвовали девушки.

1 мая 1902 года полиция устроила свою «демонстрацию» в городе.

1 мая 1903 года на центральную Румянцевскую улицу уже не пускали всех тех, кто был одет как рабочий. А накануне полиция «профилактически» арестовала более сотни активистов.

Но революционеры все же взяли свое – рабочая демонстрация состоялась 8 мая. 700 человек под охраной боевого отряда прошествовала по улице Румянцевской до самой городской управы. Дружинники салютовали в воздух залпами из револьверов. Растерявшаяся полиция ничего не сумела предпринять.

В апреле 1904 года прошло собрание почти тысячи человек в овраге за городом – под охраной вооруженных боевиков. Полиция мобилизовала для нападения крестьян окрестных сел с дубинами. Но те, зная о наличии у рабочих револьверов, напасть так и не решились.

А 1 мая состоялась демонстрация в самом Гомеле, закончившаяся перестрелкой с полицией. Полицмейстер обещал ставить виселицы в центре города.

1 мая 1905 года улица Кузнечная (ныне – Интернациональная) так была запружена народом, что солдаты не решались вступить в эту «Швейцарию».

Отмечать Первомай в Гомеле продолжали до 1908 года, пока в условиях полного подавления революции это не стало невозможно.

Но уже 1 мая 1917 года в городе состоялась грандиозная праздничная демонстрация, в которой приняли участие рабочие и гимназисты, солдаты и офицеры, женщины, белорусы, русские, евреи, украинцы и поляки.

День борьбы и солидарности должен вернуться!

В первые годы Советской власти 1 мая продолжало оставаться боевым праздником рабочего класса. Сплоченность и массовость, которые в 20-е годы рабочие демонстрировали в этот день, не были казенной формальностью.

Во-первых – в условиях НЭПа еще имела место классовая борьба советских пролетариев вплоть до стачек. Причем, как против частных нанимателей, так иногда и на госпредприятиях.

Во-вторых – все это время существовала угроза переворота социальной реакции.

В-третьих – как дамоклов меч, над головой висела и иностранная интервенция. И не случайно именно 1 мая вместе с рабочей демонстрацией проходили парады Красной Армии, ЧОНа, ОСОАВИАХИМА и спортивных организаций.

Диего Ривера «Первомай в Москве» 1928 (набросок)

С уничтожением советской многопартийности, а затем и с разгромом самой большевистской партии в ходе репрессий 1937-го года, и окончательной формализацией Советов, власть сосредоточилась в руках государственной бюрократии.

С того времени Первомай окончательно утратил свою первоначальную сущность, превратившись просто в яркий весенний праздник.
Именно такой его формат, только еще более обезличенный, стремятся культивировать и нынешние власти на почти всем постсоветском пространстве.

В некоторых же странах празднование 1 мая вообще находится едва ли не под негласным запретом.

В резолюции первого Конгресса социалистического Интернационала в 1889 году о 1 мая выдвигались такие требования:

– 8-часовой рабочий день,

– отмена ночных работ, кроме того производства, где они необходимы,

– полное запрещение ночной работы для женщин и несовершеннолетних,

– установление минимального отдыха в 36 часов в неделю,

– ликвидация бюро по найму и «запрещение хозяевам произвольно устанавливать размеры зарплаты».

Спустя 130 лет мы имеем полный откат по многим из этих пунктов – причем не только в странах бывшего СССР. В Польше уже несколько лет как фактически отменен 8-часовой рабочий день.

Что касается труда гастарбайтеров, то он зачастую сегодня имеет ту же продолжительность, что и в конце XIX века. Дерегуляция труда и бесправие рабочих и служащих у нас достигли критического уровня.

Кадровые агентства сегодня процветают, недавно в РБ был узаконен лизинг персонала.

Рабская контрактная система, сокращение оплаты больничных, командировочных, повышение пенсионного возраста и прочие социальные урезания, ликвидация независимых профсоюзов – все это реалии нашего времени.

Что до «произвольно устанавливаемой заработной платы» – то она просто нищенская как в государственном, так и в частном секторе.

Поэтому возвращение организованного движения рабочих и служащих для защиты своих элементарных интересов – актуальнейшая задача нашего времени. С 1 мая – с Днем международной солидарности и борьбы людей за свои трудовые права!


Юрий Глушаков