История

«Объединенные как в Испании» после битвы «За нашу и вашу свободу»

Про гражданскую войну в Испании в Беларуси помнят немного. Обычно вспоминают, что республика тогда воевала с националистами, и что первой помогал Советский Союз, а вторым — нацистская Германия и Италия под руководством Муссолини.

Кто-то знает, что победили националисты, которые установили диктатуру, продолжавшуюся аж до 70-х годов. Про международные (или интернациональные) бригады вспоминают единицы.

Когда публиковались мемуары советских военспецов, участвовавших в той войне (например, воспоминания Ваупшасова), конкретно про интербригады говорили мало, из белорусов поминая разве что гомельчанина Станислава Томашевича (настоящее имя Николай Дворников. — прим. авт. ), которому Максим Танк посвятил поэму.

А ведь белорусов в интербригадах было заметно больше. С сентября 1936-го по 1938-й год около 140 наших земляков воевали за демократическую Испанию.

Что с ними произошло после? Про это практически не пишут – после 1938-го года история интербригад заканчивается.

Под давлением «Комитета по невмешательству» интербригады расформировали и вывели с территории Испании. На прощание интербригадовцы прошли парадным маршем по улицам Барселоны в октябре 1938-го. И, после сочувствующей Барселоны, оказались… в концентрационных лагерях во Франции.

У ветеранов-интернационалистов возникло немало проблем: гражданство, которое некоторые получили от властей Республики, было аннулировано правительством националистов; многих лишили польского гражданства – правительство 2-й Речи Посполитой не жаловало бойцов интербригад. А кто-то еще и до войны был мигрантом с неясным статусом. Поэтому их домами на несколько лет стали бараки разных концентрационных лагерей во Франции или в Северной Африке.

В концлагере возле французского города Гюрс содержались бойцы сотни имени Тараса Шевченко. Хотя сотня и носила имя великого украинского поэта и была сформирована компартией Западной Украины, значительная часть ее бойцов (более 30 человек) были белорусами. Включая первого командующего сотней – уже упомянутого Томашевича-Дворникова.

В начале 1939-го французские власти решили разделить содержащихся в лагере добровольцев по национальному признаку. Белорусы и украинцы сформировали одно сообщество, вместе налаживали быт, делили передаваемую из-за стен помощь и даже издавали рукописную газету.

Характерно, что мрачный период 1937-38 годов в СССР аукался и через тысячи километров. Еще в Испании среди добровольцев интербригад искали троцкистов и представителей «5-й колонны». Эти риторика и привычки часто давали о себе знать даже в лагерях.

Например, в апреле 1939-го группа украинцев и белорусов выпустила обращение, в котором призвала разоблачать врагов, которые якобы окопались в лагере, в рабочих организациях за границей и пытаются разжечь вражду между украинцами, белорусами и евреями.

Правда, яблоком раздора наверняка стали выявленные факты присваивания этой группой помощи, выделяемой рабочими организациями для всех белорусов и украинцев в лагере.

В апреле 1939-го в лагере Сеприен начала выходить украинско-белорусская рукописная газета «Боротьба за дротами» под лозунгом «Объединенные как в Испании». В ней публиковались заметки про бои, в которых принимали участие бойцы сотни Т.Шевченко, стихи, зарисовки из бараков. Даже политические статьи и отчеты по финансам белорусско-украинской группы.

Газета выходила на украинском, но среди авторов были белорусы, а сама рота Шевченко иначе как «белорусско-украинской сотней» не называлась.

После перевода интернированных в лагерь Гюрс газета продолжала издаваться.

Нередко в газету попадали забавные моменты лагерной жизни украинцев и белорусов.

Накануне 125-летия Шевченко в барак пришла открытка с изображением памятника поэту, который был установлен в Киеве. Один из белорусов начал протискиваться, чтобы посмотреть, а украинец ему говорит:

– «Дє ти пхаєшся Білоруси? То для українців».

И начал читать стих.

Всем понравилось, раздались возгласы «читай еще» и «белорусам нравится», а потом начали говорить про Шевченко. Дошло до того, что белорус сказал, что Шевченко «стрелял» правдивым словом, а сам он так не может… ему сподручней гранатой.

Заключенным лагеря разные организации отправляли деньги, которые арестанты складывали в общую кассу. Сохранился один из отчетов по доходам и расходам: от разных американских и канадских организаций заключенные получили 5305 долларов и 85 центов. Почти половина уходила на табак – 1899 долларов.

В 1939-м вероятность войны Польши и Германии росла, и это было очевидно даже за тысячи километров от Польши. Белорус Иван Грицук писал, что бывшие интербригадовцы готовы в любую минуту помочь своим братьям в Польше защищать родину — демократическую свободную Польшу.

Сейчас польский Институт национальной памяти называет «домбровщиков» агентами Сталина.

Как ни налаживай быт в лагере, но на воле дышится легче. Добровольцы прилагали немалые усилия, чтобы так или иначе получить гражданство и вернуться к нормальной жизни. Самым реалистичным, а для многих просто единственным вариантом было принятие гражданства советского. Но и этот путь был непрост.

Советское посольство включило бюрократический механизм, который должен был не только проверить и подтвердить факт участия каждого в боевых действиях, но и определить политическую характеристику. Иногда, даже получив положительную характеристику и подтвердив участие в интербригадах, можно было получить отказ.

Переписка с советским посольством продолжается и после оккупации Франции немцами. Последние письма, которые приходили добровольцам с результатами разбирательств по вопросам получения гражданства датируются июнем 1941-го года, за считанные дни до начала войны между Германией и СССР.

Теодор Воронище (белорус, позже активный участник французского Движения Сопротивления – прим. ред.) , вероятно, так и не дождался бумаги о вручении ему советского гражданства: последний документ с его характеристикой датирован 1 апреля 1941-го года.

Соседям Воронища по бараку повезло больше.

Игнат Сабешук (как и Воронище – аргентинский белорус), который в Испании был капралом, 19 октября 1940 года получил разрешение на прибытие в СССР.

Алексей Миронюк получил возможность вернутся в Канаду, где, вероятно и остался, после того, как в советском гражданстве ему отказали.

В международных бригадах в Испании под лозунгом «за вашу и нашу свободу» воевало более сотни белорусов со всего мира. Иной раз оказываясь рядом со знаменитостями. В битве под Уэской в составе 29-й дивизии воевал Джордж Оруэлл, а в соседней 45-й белорус Федор Воронище.

В Испании помнят бойцов международных бригад: почти ежегодно проходят мероприятия в их честь. А в Польше и у нас о них забыли.

В Польше этому поспособствовала «декоммунизация», а в Беларуси память про интербригадовцев всегда находилась где-то в тени славы советских «военных специалистов» – воевавших в Испании, но в состав интербригад не входивших.


Алексей Кудрицкий