Капитализм в Беларуси

МОЛОДЫЕ, ОБРАЗОВАННЫЕ, НИЗКООПЛАЧИВАЕМЫЕ. Труд в фаст-фуде и торговых сетях (Часть 2)

Продолжаем наш разговор о работе в торговых и ресторанных сетях. В прошлый раз мы остановились на том, что в Беларуси все печально. Но, чтобы понять, почему это так и едва ли может быть иначе, стоит взглянуть на зарубежный опыт.

ОДНАЖДЫ В АМЕРИКЕ

На фоне нашего затянувшегося кризиса создающие какие-никакие рабочие места торговые и ресторанные сети для многих выглядят спасением. В новостях постоянно мелькают фото новых объектов с улыбающимся персоналом. Есть какая-то работа – уже радость.

А тем временем, с родины хот-дога и гипермаркетов приходят совсем другие вести.

Работники американских общепита и торговли который год ведут «борьбу за пятнашку» (Fight for $15) – устраивают забастовки и митинги, добиваясь повышения зарплаты до 15 долларов в час. Сейчас большинство получает 8 долларов за час работы.

Их борьба иной раз приносит успехи – владельцы сетей уступают.

Для нашего человека 8 баксов в час – сумма фантастическая, так что проблемы американцев скорее всего вызовут улыбку. И очень зря.

Американцы рассержены, потому, что получают меньше своих родителей – за последние тридцать лет реальный доход среднего американского работника сократился. Они справедливо винят в этом перемены на рынке труда – в частности рост сектора торговли и услуг. И понимают – сама по себе эта ситуация не исправится.

Маленькие хитрости большого бизнеса

Как известно, братцы Макдональды совершили революцию в ресторанном деле, внедрив еду-конструктор, короткое меню, отсутствие официантов и франчайзинг.
Реже говорят о том, что еще более важным фактором их успеха был низкооплачиваемый труд.

В 50-е годы ХХ века, это был труд подростков. Им можно было платить копейки, но они все равно ходили на работу. За жилье и еду платили родители и речь шла о подработке и карманных деньгах.

В 1972-м был принят McDonald’s Bill разрешающий платить малолетним на 20% ниже минимума. МакДо и другие корпорации говорили, что таким образом приучают молодежь к труду, и взрослые в это верили. Вырастут – пойдут на нормальную работу.

Но к началу 80-х началась постиндустриальная эра. Владельцы заводов приметили, что есть места, где можно платить работникам меньше и «нормальная работа» переехала сперва в Мексику, а потом в Китай. Самым массовым работодателем в самой Америке становился фаст-фуд и сетевая торговля.

Все шло к тому, что приучать к низкооплачиваемому труду корпорации начнут уже не школьников, а их родителей. Что и случилось.

Первыми сдались замужние женщины, чей доход был не основным в семье. Они могли работать по гибкому графику за небольшие деньги.

Затем прищучили «тунеядцев». В 1996-м году был принят Personal Responsibility and Work Opportunity Reconciliation Act, который ограничивал знаменитый «вэлфер» – пособие безработным и беднякам, и увязывал его с необходимостью работать хоть как-то хоть где-то.

Хоть где-то предлагали торговые сети или общепит за те самые 6-8 долларов, часто на неполный день.

Это ниже прожиточного минимума, поэтому в Америке ежегодно 153 миллиарда долларов идет на социальную помощь людям, имеющим работу.

Какой смысл в том, чтобы вместо миллионов безработных на «вэлфере» появились миллионы работающих граждан, сидящих на пособиях и продуктовых талонах?

Смысл в перекладывании расходов работодателей на других. Работодатели водят дружбу с законодателями и способны проворачивать такие фокусы.

Чтобы человек мог работать за зарплату, на которую невозможно прожить, кто-то должен не дать ему умереть. Сперва родители поддерживали детей, потом мужья жен, сейчас на поддержку работников только МакДональдс Америка выделяет 1,2 миллиарда в год.

Чтобы понять, как американцы и много кто еще оказались в такой ловушке, стоит помнить еще про пару закономерностей рыночной экономики.

Во-первых, рабочая сила – точно такой же товар, как и любой другой. На рынке хорошую цену можно взять за товар, который редок и достаточно сложен в производстве.

Чтобы стать «айтишником» нужен бойкий английский – уже редкость в наших краях. Нужно освоить кучу навыков, которые лучше даются молодому, гибкому уму. А результат их труда можно продать на Запад по западным расценкам. Поэтому их рабочая сила стоит дорого.

Научить собирать еду-конструктор, обслуживать покупателя и выставлять товар – проще и быстрее. Это может почти каждый. Такой труд не будет стоить дорого, даже если он изнурителен и тяжел. Особенно когда вокруг безработица и на место любого недовольного попросятся 10 человек.

Во-вторых, бизнес всегда находится в поисках большей прибыли и безо всяких терзаний уводит свои деньги и производства туда, где может её получить. Чьи-то рабочие места его не беспокоят. Он с удовольствием готов сэкономить, переложив заботы о выживании своих сотрудников на кого-то другого. И он умеет дружить с законодателями.

И вот, работа, которая еще вчера считалась уделом детей, лузеров и домохозяек за пару десятилетий стала судьбой многих миллионов.
И нет никаких рыночных законов, которые заставили бы работодателя платить за такой труд больше. А другого труда «невидимая рука рынка» в вашем регионе не предлагает.

Борись за свои 15 или встречай старость под мостом.

Кстати, высокий уровень образования в этих отраслях – не уникальный наш прикол. Это мировой анекдот – учись на кого хочешь, но ждут тебя в каком-нибудь KFC или Amazon.

Почему заокеанский опыт важен для нас

Законы рынка едины для всех. А передовые менеджерские практики по «выжиманию соков», хорошо показавшие себя там, раньше или позже применят здесь.

Кое-что мы уже увидели. Та самая кража заработной платы — Wage theft.

Перекладывание расходов по оплате труда. У нас не только в торговле и фастфуде расходы переложили на предыдущие поколения. Не каждый учитель, врач или продавец со своей зарплатой может снимать квартиру, не то что купить или построить. Они выживают за эти деньги только благодаря квартирам пап-мам и дедушек-бабушек, полученным «при советах».

Впереди нас очевидно ждет внедрение «гибкой занятости».

Прежде всего «заемного труда», когда те же сети нанимают сотрудников не напрямую, а через фирму-прокладку. Прокладка нанимает персонал и сдает его основному работодателю как бы в аренду. Такое положение слуги двух господ несет для работника немало неприятных моментов о которых стоит поговорить отдельно.

Врезка. Похоже, что это уже потихоньку начинается. Кто сталкивался – пишите нам, делитесь информацией и впечатлениями. Постараемся осветить эту тему.

Дальше — гибче. Программное обеспечение вполне может контролировать трафик клиентов. Нашему работодателю осталось добиться права гибко привлекать работников в случае наплыва посетителей и распускать по домам «лишних», когда в зале пусто. Резко позвонил и вызвал, резко отпустил домой.

Совершенно непредсказуемый график, совершенно непредсказуемая зарплата и забудьте про личную жизнь. В передовых странах такое уже начинается.

В общем, у работодателей есть еще немало сюрпризов.

НЕ МОЛЧАТЬ

В заключение нужно еще раз сказать. Нет никаких законов рынка, благодаря которым ситуация в торговле и услугах изменилась бы в лучшую сторону.
Никакой закон экономики не заставит работодателя отказаться от необязательной «премии» и включить её в оклад. Не заставит отменить штрафы.

Проблема решаема, но люди могут ее решить только нерыночными методами. И пути только два. Объединяться и давить на работодателя (да, это профсоюзы, забастовки и т.д.) или объединяться и капать на мозги власти, чтобы на работодателя давила она.

Да, в наших условиях это все непросто. Но, если ситуацию пустить на самотёк – все будет становиться только хуже.

Мы, со своей стороны, хотели бы освещать эти проблемы глубже, больше и чаще. Но, для этого нам нужен ваш, читательский отклик. Напишите нам письмо, поделитесь проблемами и своим видением ситуации.